«Федерация велоспорта-шоссе, велоспорта-трек, велоспорта-маунтинбайк Тюменской области»
Региональная общественная организация

Павел Сиваков: «Мне очень повезло попасть в BMC Development Team»

В середине апреля российский велогонщик Павел Сиваков поднялся на подиум классической однодневной гонки «Льеж-Бастонь-Льеж» по андерам, в которой соревновались гонщики моложе двадцати трех лет. Павел привлек внимание велосообщества еще в прошлом году, когда первым из россиян выиграл юниорский «Тур Фландрии». Мы познакомились с молодым гонщиком поближе и узнали, с какими сложностями он столкнулся при переходе из юниоров в андеры, расспросили про работу в команде BMC Development Team и выяснили планы Павла на будущее. – Давай начнем с самого начала! Я знаю, что ты родился в велосипедной семье (отец – профессиональный велогонщик Алексей Сиваков, мать – двукратная чемпионка мира Александра Колясева), расскажи о том, как родители повлияли на появление велоспорта в твоей жизни и как развивались твои с ним отношения?

– Родители меня в велоспорт не гнали и сначала я попробовал себя в других видах спорта: в футболе, теннисе, даже в дзюдо. Примерно 10 лет назад мы переехали в Пиренеи, тут недалеко от дома была велосипедная секция и только тогда мы решили попробовать. У меня сразу стало хорошо получаться.

– Как складывалась твоя карьера велогонщика?

– Сначала я просто занимался в секции. Первое время ездил детские гонки, получалось не более десяти в год. На третий год я начал регулярно тренироваться, ездить на соревнования, появились первые победы в своем регионе [в Пиренеях]. Позже выступил со сборной России на «Кубке Наций» по юниорам. Со сборной Тюменской области мы сделали хороший блок международных гонок: «ГП Рюблиланд» и «Ронде де Валле», который я выиграл. На второй год по юниорам у меня была лицензия французской команды, тогда я в основном выступал на местных соревнованиях, но летом попросился проехать три гонки с бельгийской командой Avia Wcup Cycling Team, одной из лучших европейских юниорских команд. С ними я выиграл «Тур Верхней Австрии», «Тур Фландрии» и был на подиуме на «Туре Нижней Саксонии». Тогда была хорошая нога и самочувствие было просто идеальное.

– Ты, наверное, слышал, что в России отменили часть локальных гонок, а другие потеряли категорию UCI? Что ты думаешь об этом? Это как-то отразилось на ребятах, которые живут и выступают в России?

– Я, конечно, общаюсь с русскими ребятами, сильнейшие из них, человек десять, сейчас живут в Италии и гоняются за сборную России на UCI-гонках. Но таких велогонщиков, имеющих возможность тренироваться и жить за границей, сейчас единицы – на это нужен большой бюджет. На остальных русских ребятах это, скорее всего, плохо отразится. Многие планировали сезон под эти гонки. Получается, если ты не в сборной, нужно выступать в Европе, чтобы проявить себя. А это большие деньги. Честно говоря, я не лучший человек, чтобы комментировать эту ситуацию.

– Как ты попал в команду BMC? Как давно агенты следили за твоими результатами и как сделали предложение?

– Перед самым началом блока гонок с бельгийской командой Avia в прошлом году, BMC связались со мной и попросили о встрече. Наверное, они почувствовали мой потенциал, потому что тем летом, уже после встречи, я показал очень хорошие результаты. После победы на «Туре Фландрии» несколько других агентств также заинтересовались мной, но у меня уже были договоренности с BMC. Насколько мне известно, один из их гонщиков (Том Бохли - прим. ред.) должен был уйти в профессионалы, но было до конца непонятно, подпишут его или нет. Мне очень повезло, что это все-таки случилось и совпало с моими результатами. «Тур Фландрии» имеет очень высокий статус в Бельгии.

– Получается, ты первый русский, одержавший победу на юниорском «Туре Фландрии»?

– Получается, что да! На «Туре Фландрии» в списке победителей одни бельгийцы и изредка голландцы. Это их территория.

– Почувствовал ли ты изменение уровня гонок при переходе из юниоров в андеры? В твоем случае это совпало еще и с началом работы с BMC.

– Было очень тяжело на первых гонках. И дистанция стала другая, и уровень. Но все наладилось после «Тура Фландрии», переходные моменты я перетерпел и к «Льеж-Бастонь-Льеж» подошел в хорошей форме и настроении.

– Как построен тренировочный процесс в команде?

– Сейчас я работаю с тренером команды американцем Скоттом Найдемом, он пишет нам все тренировочные планы. Я уже давно работаю по структурированным планам: до BMC, во время домашних тренировок, работал с Глебом Гройсманом. Также когда за сборную гоняли с Тюменью, я работал с Виктором Михайловичем Силиным по его планам. В них расписаны все блоки и велотренировки, и ОФП. Еще в этом году я начал работать с измерителем мощности SRM, перед этим я тренировался только по пульсу. Думаю, что в современном велоспорте измерение мощности – это неотъемлемая часть тренировочного процесса. Пульс ведь такая вещь – если ты не выспался или, например, погода испортилась, – он может меняться. А ватты – они и есть ватты. Так что на пульс я сейчас почти не обращаю внимания и вообще стараюсь не фиксироваться на цифрах во время гонки, мне гораздо удобнее ориентироваться на самочувствие.

– Кем ты себя видишь в будущем с точки зрения гоночной специализации? В андерах существуют явные разделения по специализации или побеждает сильнейший?

– В юниорах все не сильно различается, то есть, если гонщик сильнее, то он и побеждает. В андерах, конечно, легче отследить специализацию. Но я еще не знаю, как получится со мной: мне нравятся достаточно длинные подъемы по три-четыре километра, как на «Льеж-Бастонь-Льеж», а не такие, как на «Туре Фландрии», где на одном рывке можно пройти весь крутяк. Думаю, что подъемы до 10 километров мне лучше подходят, а для более длинных я слишком тяжелый. Многодневки мне тоже нравятся, плюс у меня хорошая разделка, люблю эти гонки.

– Шестнадцатого апреля ты был на своем первом серьезном подиуме по андерам на «Льеж-Бастонь-Льеж», какие у тебя остались впечатления от гонки? Какие задачи стояли перед командой и все ли прошло по плану?

– Впечатления очень хорошие! Несмотря на плохую погоду (с самого старта пошел ливень, дул сильный ветер, словом, настоящая бельгийская погода), я чувствовал себя отлично и было понятно, что гонка будет хорошая. Мне нужно было попасть в отрыв, чтобы лидеры переложились ко мне и я им помог. У нас в команде есть сильные парни, например, Патрик Мюллер (чемпион Швейцарии, победитель Giro del Belvedere 2016 – прим. ред.) и я ехал помощником. Я попал в отрыв, можно сказать, я даже создал его. Отрыв состоял из двенадцати человек и ближе к концу гонки стало понятно, что остальные нас не доберут. Тогда тренер подъехал ко мне в техничке и сказал: «Ну, все, иди на максимум возможностей и пробуй победить».

– В интервью сайту Cycling Updates ты говорил, что хочешь выработать свой стиль, что не хочешь быть ни на кого похожим. Так что не буду задавать вопрос на кого хочешь быть похожим из гонцов. Кто вызывает у тебя интерес из современного пелотона, за кого переживаешь, за кого болеешь?

– Я всегда болел за Фабиана Канчеллару. Жалко, что он заканчивает карьеру. Он мне всегда нравился: настоящий мужик, если сказал, то идет до конца. Еще я всегда болею за Альберто Контадора, он тоже никогда не сдается и даже если находится не в лучшей форме, то все равно борется, атакует, пробует. Видно, что не боится. Из молодежи, конечно, Саган, очень талантливый.

– Какие у тебя планы на этот сезон? Какой настрой на «Тур Бретани» (мы поговорили с Павлом за день до старта «Тура Бретани» - прим.ред.)?

– На «Тур Бретани» будет такой настрой, как скажет команда. У нас будет сильный состав, мы подобрали самых лучших гонщиков. На равнинных этапах, например, будем работать на сильного спринтера. Если мне дадут шанс, то я попробую побороться за победу на этапе. Это будет непросто, уровень высокий. Посмотрим, что получится! К тому же, это моя первая длинная многодневка. А после «Тура Бретани» буду выступать в Бельгии на местных гонках.

– Спасибо тебе большое за то что уделил время беседе. Больших успехов тебе, будем следить за твоими результатами.

Источник: Gruppetto